Предоставление трона ради блага государства

Стратагема № 19 — Вытаскивать хворост из-под котла

Почти 400 лет продолжалось славное правление династии Хань, а затем начался её закат; слава её поблекла. При императорах Хуань-ди (правил 147 —1 67) и Лин-ди (правил 168 — 198) наступает распад государственной власти. Власть всё больше переходит в руки дворцовых евнухов, чьё недостойное правление знаменует начало конца.

После смерти императора Лин-ди (189) военачальник Хэ Цзинь в сопровождении вооружённых латников явился в дворцовый зал и тут же перед гробом Лин-ди посадил на трон наследника Лю Бяня (175 — 189). Главный евнух Цзянь Ши, который нашёптывал умирающему императору, что Хэ Цзиня следует убить, выбежал в дворцовый сад и спрятался в цветах, но был найден и тотчас умерщвлён. Начальник стражи Юань Шао (ум. 202) призвал Хэ Цзиня перебить всех евнухов. Однако Хэ Цзинь проявил нерешительность, чем воспользовались евнухи, поспешив к императрице, сестре Хэ Цзиня, за помощью. Благодаря заступничеству императрицы Хэ Цзинь пощадил евнухов. Однако Юань Шао не оставил намерения истребить их. Под влиянием своей сестры, которая чувствовала себя обязанной евнухам, Хэ Цзинь всё медлил. Тут Юань Шао посоветовал ему прибегнуть к стратагеме 3:

— Раз не желаете сами вмешиваться, то созовите в столицу доблестных полководцев с их войсками и перебейте евнухов. Время не ждёт.

Хотя старший чиновник приказа, следивший за правильным ведением записей и книг предупреждал, что «собирать все войска, чтобы убить несколько евнухов, это всё равно что разжигать печь, для того чтобы сжечь один волосок», Хэ Цзинь последовал совету Юань Шао.

К полководцам, которые тайным приказом были призваны в столицу, принадлежал и могущественный чиновник округа Силян, в чьи обязанности входили контроль за административным аппаратом округа и выявление незаконных действий местных властей, — Дун Чжо (умер 190), уже давно жаждавший расширить свою власть. Получив приказ идти к столице, он понял, что настал его час. Подняв войска, он двинулся в столицу Лоян. Однако его зять и ближайший советник Ли Жу (ум. 194) предупредил его:

— В приказе, нами полученном, много неясного. Почему бы вам не послать вперёд гонца с письмом? Если вы про себя назовёте вещи своими именами, а на словах выразите покорность, то можете задумывать великое дело!

Дун Чжо так и поступил. В отправленном им Хэ Цзиню письме говорилось: «Мне довелось слышать, что причиной непрекращающихся смут в Поднебесной является клика дворцовых евнухов во главе с Чжан Жаном (ум. 189), которая вызывающе держит себя по отношению к императорской власти. Чтобы прекратить кипение котла, как известно, лучше всего разбросать горящий под ним хворост. Хоть и бывает больно, когда вскрывают нарыв, но всё же это лучше, чем принять яд в пище. Я осмелюсь выполнить ваш приказ о вступлении с войском в Лоян лишь в том случае, если вам удастся испросить у Сына неба позволения устранить Чжан Жана и его приспешников. Это будет великим счастьем для династии, это будет великим счастьем для Поднебесной!

На самом деле этими, в точности отвечавшими намерениям Наивного Хэ Цзиня словами Дун Чжо проложил себе путь в Лоян и к временному господству в Китае. Письмо Дун Чжо, которое Чэнь Шоу (233—297) приводит в своём историческом труде «Троецарствие», насквозь пропитано стратагемным замыслом, служа узакониванию под благовидным предлогом нацеленных на расширение собственной власти шагов с одновременным сокрытием истинных, совершенно своекорыстных побуждений. Письмо оказывается четвёртым по времени источником того, как приводится в действие стратагема 19, и там говорится то же самое, что не так давно Юань Шао советовал Хэ Цзиню в отношении евнухов, а именно: «вырвать сорную траву с корнем».

Добавить комментарий