Что кажется полным, считать пустым

Стратагема № 32 — Открытые городские ворота

После поражения в битве у Красной скалы Цао Цао с небольшим отрядом всадников бежал. Многие военачальники были ранены. Преследователи постепенно отстали.

— Господин чэн-сян, — окликнули его воины, — куда нам ехать? Перед нами две дороги…

— Какая ближайшая? — спросил Цао Цао.

— Большая дорога ровная, но длиннее на пятьдесят ли, а малая, ведущая через Хуаюн, короче, но труднопроходима, на ней много ям и рытвин.

Цао Цао послал людей обозреть окрестность. Те вскоре вернулись и доложили ему, что со стороны малой горной дороги в нескольких местах виднеется дым, а на большой дороге незаметно никаких признаков движения.

— Мы поедем по малой дороге, ведущей в Хуаюн, — заключил Цао Цао.

— Господин чэн-сян, но ведь там дым! — возразили военачальники. — А значит, и войска врага!

— Разве вы забыли, в «Законах войны» сказано: «Там, где кажется пусто, пусть будет полно, а там, где кажется полно, пусть будет пусто («сюй цзэ ши чжи, ши цзэ сюй чжи»), — произнёс Цао Цао. — Чжугэ Лян хитёр! Он не хочет, чтобы наши войска пошли по горной дороге, и приказал зажечь там огонь. Засада на большой дороге! Я в этом уверен и на его уловку не пойду!

— О, господин чэн-сян, вы так проницательны, что никто не может с вами равняться! — хором воскликнули восхищённые военачальники. Войско двинулось по дороге в Хуаюн. Люди и кони падали от голода и истощения. Раненые и обожжённые воины шли с трудом, опираясь на палки. Все промокли до нитки под дождём. Самочувствие у всех было прескверное. Знамёна и оружие находились в полнейшем беспорядке. Многое было брошено на Илинской дороге, где их в первый раз настигли преследователи. Воинам приходилось ехать на неосёдланных конях. Кроме того, стояли жестокие зимние холода, увеличивавшие страдания людей… Дорога проходила по краям пропасти над нависшими скалами. Многие воины срывались и падали в бездну. На дороге слышались непрерывные стоны и крики… Наконец ущелье осталось позади. Дорога стала ровнее. Цао Цао оглянулся — за ним следовало всего лишь сотни три всадников. Вид у них был жалкий. Среди них не нашлось бы ни одного, у кого оружие и одежда были в полном порядке. Проехали ещё несколько ли. Вдруг Цао Цао поднял плеть и опять рассмеялся.

— Чему вы смеётесь, господин чэн-сян? — спросили военачальники.

— Все толкуют об уме и хитрости Чжоу Юя и Чжугэ Ляна, а я думаю, что они всё-таки бездарны! — ответил Цао Цао. — Что стоило здесь устроить засаду: человек пятьсот — и мы очутились бы в плену!

Не успел он это произнести, как раздался треск хлопушек, пятьсот воинов с мечами преградили путь беглецам. Во главе их был Гуань Юй на коне. Цао Цао от испуга едва удержался в седле.

Добавить комментарий